Порно онлайн, порно видео

Обнажённая Катя

- Ирина Викторовна, голубушка, примите, пожалуйста, нашего нового жильца. Он, знаете ли, очень страдает, по причине душевной и физической травмы. Так уж, будьте так любезны, уделите ему максимум внимания и заботы.
- Конечно, Николай Алексеевич, уже иду…
Ирина Викторовна Василькова, работала старшей медсестрой в реабилитационном центре, при второй городской больнице. Работала около пяти лет, но этого, довольно незначительного срока хватило, как обслуживающему персоналу, так и больным, чтобы понять и полюбить эту не молодую и невзрачную, на первый взгляд, женщину. Потому, что за неброской внешностью, словно слабенький огонёк фитиля лампы, пряталась от посторонних глаз её огромная душа и доброта, готовые в любую минуту прийти на помощь любому, кто в ней нуждался…
Зайдя в палату номер сорок два, Ирина Викторовна остановилась у двери. Её сердце сжалось от сострадания к больному, который лежал на кровати. И все слова, что она готовилась сказать ему, пока шла по коридору, вдруг улетучились куда-то… Больной, лежащий до этого тихо, вдруг приподнялся на локтях и, глядя куда-то на стену, тихо спросил:
- Кто здесь? Это вы, доктор?!?
- Здравствуйте, Сергей! Меня зовут Ирина Викторовна, и я старшая медсестра отделения. Так что, давайте дружить!
- Не нужна мне ничья дружба, и никто не нужен! Оставьте меня в покое, слышите вы?! – и он, отвернувшись, тихо заплакал. Ирина Викторовна, подойдя к кровати, хотела, было поправить одеяло, но Сергей вдруг, резко повернувшись, сел на кровати, схватив её за плечи.
- Пожалеть меня пришла, а сама, небось, трясешься от страха, глядя на обожжённого урода? А может быть, ты извращенка, и получаешь удовольствие от общения с калеками? Тогда смотри! – уже крикнул он, оттолкнув её от себя. Ирина Викторовна, отлетев метра на два, в сторону двери, упала на пол, сильно стукнувшись правым локтем о пол. А Сергей, вскочив с кровати, сбросил с себя куртку пижамы и брюки. Всё произошло так быстро и неожиданно, что Ирина Викторовна, сидя на полу, и трясясь от страха, смотрела полными ужаса глазами на стоящего перед ней нагого мужчину. Всё его тело, как и лицо, было покрыто страшными рубцами, которые оставляет огонь на память о себе. Казалось, что не было на этом измученном теле места с не обгоревшей кожей. Даже член парня был покрыт похожими на чешую рубцами…
Но тут, двери открылись, и в палату вбежали два санитара, которые силой уложили Сергея в кровать.
- Не надо, ребята, не пристёгивайте, всё будет хорошо, я справлюсь! – подойдя к ним, попросила Ирина Викторовна.
- Ну, если ты хочешь. Для тебя, Викторовна, любого в бараний рог скрутим, только свисни!
- Хорошо, хорошо! Спасибо вам большое, но у меня всё в порядке, и ничего тут не произошло, честное слово! – И Ирина Викторовна умоляюще посмотрела на санитара.
- Так мы что? Мы завсегда готовы помочь, коли что надо!
- Знаю, знаю, хорошие мои. Если что, позову, обещаю!
Санитары ушли, а Ирина Викторовна тихонько присела на край кровати у ног Сергея. Она сидела молча, лишь инстинктивно, наверное, поглаживая его через одеяло…
- Простите меня, пожалуйста, простите! – вдруг тихо сказал он.
- Всё хорошо, всё будет хорошо! – так же тихо ответила она, продолжая поглаживать…Через несколько минут он снова заговорил:
- Я ведь сам деревенский. После восьми классов, поехал в город, поступать в техникум, на механика. Поступить оказалось гораздо легче, чем учиться. Но выхода у меня не было, потому как, на меня смотрела вся моя родня, ну, то есть, село наше… А после техникума, как и все, я пошёл в армию. – он, тяжело вздохнув, повернулся на другой бок, уже лицом к мед сестре. Теперь, когда он находился совсем рядом , она могла лучше рассмотреть его лицо, которое являло собой, скорее, страшную маску. Но ей уже не было страшно, наоборот, впервые в жизни Ирина Викторовна почувствовала какую-то внутреннюю тягу к этому изуродованному человеку, необъяснимую тягу. И, закрыв глаза, она беззвучно заплакала, поняв вдруг, что она сама и есть для всех окружающих такой же уродец, щелкунчик. А Сергей, не видя, а, скорее, инстинктивно ощутив её слёзы и боль, положил свою большую и шершавую руку на её пальцы. И, с нежностью слепого, коснулся их своими пальцами…
- После армии я пошел работать на завод. Там-то я и познакомился с Алёнкой, Леночкой моей. Говорят, что от любви вырастают крылья, это я ощутил на себе! В общем, через пол года мы поженились…
Жить стали у Алёны, вместе с её мамой, Клавдией Сергеевной, которая работала проводницей в поезде, и с младшей сестрой Катей, ученицей восьмого класса. Конечно, нам было тесновато вчетвером в одной комнате в коммуналке, но, как говорится, это всё равно лучше общаги…
Так , на отгороженной ширмой кровати, стараясь не шуметь и не мешать тёще и Катьке, мы каждую ночь занимались сексом. Но старая кровать всё время предательски скрипела, заставляя нас искать новые варианты и позы, которые, впрочем, радовали нас обоих. Алёна вообще в плане секса не имела комплексов. Она могла, вот так запросто, когда мы сидели все вместе за столом и пили чай, уронить, как бы случайно, ложку, и, нырнув под стол, достать мой член, и быстро, быстро дрочить! Я просто сходил с ума от возбуждения и стыда, потому что видел ухмылку тёщи и странные, не детские взгляды Кати…Однажды, когда мы сели играть в карты, я уронил отбой на пол и полез под стол собирать. А надо сказать, что одеты мы были по-домашнему. Я в трико и майке, Алёна в лосинах и короткой маечке, как и Катька, а тёща в халате, потому что как раз перед этим искупалась в ванной. Так вот, залез я, значит , под стол, собрал карты, а тут тёща меня вдруг как толкнёт ногой. Я разозлился, конечно, и хотел было и её толкнуть тоже, да только гляжу, а она сидит, ноги широко развела, да так, что полы халата раскрылись, и… Она была без трусов! Я, конечно, не мальчик был, но, скажу честно, кроме Алёны у меня никого не было. И чтобы вот так , совсем рядом?! Не знаю, что на меня напало, но я неотрывно смотрел на заросшую густыми чёрными волосами пещеру тёщи. И мне хотелось прикоснуться к ней, ощутив кончиками пальцев её сок желания, маленькими капельками поблёскивавший на завитках её волос…
- Ты что тут делаешь! – вдруг услышал я голос Катьки, почти у самого моего уха. От неожиданности я дёрнулся и сильно ударился головой о стол.
Я бы , может быть, и не придал этому случаю внимания, но , со временем, стал замечать странности , в поведении тёщи. Она перестала носить дома лифчик и её большие, словно арбузы, груди, то и дело вываливались, совсем не кстати, именно тогда, когда я был рядом. Даже Алёна обратила на это внимание, сделав ей замечание:
- Ты, мать, совсем обалдела! Хоть бы чуть постеснялась, все же не одна живёшь в доме. А то вон, Серёга совсем глаза скоро сломает на твои сиськи засматриваясь!
- А чего тут такого? Сиськи, они на то и есть, чтобы мужики на них смотрели!
- Так то, мужики, а то, Серёга! – ответила Алёна, и все рассмеялись…
После этого разговора, вроде всё нормализовалось, так я думал. Пока Алёна не легла на сохранение в больницу, потому, как была беременная…
Придя с работы, я взял сменку, полотенце, и пошёл в ванную. Вода, как обычно, текла из душа тонкой струйкой. Намылившись, я стал тереть руки и грудь мочалкой. Вдруг я почувствовал, что кто-то прикоснулся к моему члену! Из - за того, что голова моя и лицо были сильно намылены, и открыть глаза не было никакой возможности, я, испуганно отшатнувшись, и выставив руки вперёд, громко крикнул: «Кто здесь?» Но в ответ услышал лишь знакомый смех и скрип закрываемой двери…
Когда я вошёл в комнату, то увидел Катьку, сидящую у стола с учебником в руках. Она делала вид, что читает учебник, хотя я прекрасно понимал, что в ванной была именно она…
- Ну, что, чайку попьём?! – толи спросил, толи предложил я. Катя, быстро убрав учебник и тетради , начала накрывать на стол. Чаепитие проходило в тишине, потому что я понимал, что необходимо поговорить с девочкой, но не решался начать. А Катя, улавливая моё желание, с иронией смотрела на меня.
- Понимаешь, Катюша, я думал, ты понимаешь, что есть определённые правила поведения…- начал было я, но Катя меня перебила:
- А, что, что я такого сделала?! – огрызнулась она недовольно.
- Постой. Ты хочешь сказать, что не заходила в ванную комнату, когда я там мылся?
- Ну и что такого?
- То есть, как, «что такого?» Да это же нельзя! Так не хорошо, в конце концов!
- А чего ты хочешь? Что ты пристал ко мне?! Значит, Ленке можно на тебя смотреть, мамке можно, а как мне, так сразу нельзя?!
- Алёна моя жена! Это ты понимаешь?! А мама, что мама? – непонимающе переспросил я.
- А то! Да она за вами всё время подглядывает, когда вы трахаетесь, и Ленка у тебя, а ты у неё сосёте! А потом ещё сама себя долбит резинкой!
- Что ты говоришь, как подглядывает, какой резинкой?!?
- Так всем известно, какой! – ответила Катя, вскакивая со стула и подбегая к кровати матери. Сунув руку под матрас, она достала оттуда огромный резиновый член! Он был явно самодельный, но имел узнаваемую форму члена, с большой головкой. В длину член был сантиметров тридцать , не меньше. Да и толщиной своей внушал трепет дамам, и уважение мужикам.
- Вот, видишь?! Ну, так что, теперь ты мне веришь?
- Подожди, пожалуйста! Хорошо, пусть ты права, и это действительно мамина штука.
- А то чья, моя, что ли?
- Нет, конечно, не твоя. Но, понимаешь, мама, ведь, уже взрослый человек, и ей самой решать с кем, и как заниматься сексом. Но ты же ещё совсем девочка, ребёнок! Поверь мне, это от тебя никуда не уйдёт. Просто нужно немного подождать…
- Да, хватит тебе! Тоже мне, ещё один учитель нашёлся. Да знаешь, где я видела всех вас с вашими нравоучениями?! Да, неужели ты не видишь, не понимаешь, не чувствуешь, что я люблю тебя, дурака такого! Ты что же, решил, будто мне секс нужен? Да мне ты нужен, ты!!! А секс, если захочу, у меня хоть сто человек будет. Но я хочу, чтобы с тобой, чтобы ты первый!
- Катя! – неожиданно даже для себя самого, крикнул я. – Катя, что с тобой?! Я же женат, женат на твоей сестре, в конце концов! И я люблю Алёну, если тебе это важно!
- Мне важно только одно – чтобы ты был моим, и всё! А всех, кто будет стоять у меня на пути, я убью! – и она , подскочив ко мне, начала быстро целовать мои руки и грудь. Я с силой оттолкнул её, и Катя упала на пол.
- Ах ты так? Значит не хочешь, значит брезгуешь, так?! А я, вот, как пойду сейчас в милицию, да как напишу заявление. Что гражданин такой-то и такой-то, с первого дня, как появился в нашей квартире, насилует меня в рот и жопу! Что, думаешь, не поверят? А я, вот, думаю наоборот! И сядешь ты, мой милый, ох, как надолго! Ну что, такой поворот вас устраивает?
- Ох и дрянь же ты, Катя, дрянь!
- Может и так, а только я же тебе говорила, что своего я всегда добиваюсь. Так что, даю тебе несколько дней, а пока будешь давать мне сосать у тебя, когда я только не захочу! Ну, доставай своего красавца, хочу видеть его.
Я понимал, что попал в ловушку, выхода из которой просто не было .
Единственный выход был в том, чтобы нам с Алёной уйти жить отдельно. А ещё лучше в другой город. Но сейчас, как бы это не было мерзко, придётся пойти на её условия… Молча встав, я подошёл к Кате. Девочка, словно опытная проститутка, приспустила моё трико вместе с трусами. Мой член, не имея ни малейшего желания к сексу, немного высовывался из густых чёрных волос, растущих на моём лобке и у яичек. Катя с интересом стала рассматривать его, аккуратно взяв большим и указательными пальцами правой руки. Член мгновенно прореагировал на её прикосновение, становясь толще и длиннее. Через несколько секунд он уже стоял в полный рост.
- А он у тебя ничего, даже красивый. Не то, что у пацанов с нашего двора.
- Ты что? Ты уже…
- Ты об этом? Да нет, что ты! Я ведь для себя давно всё решила. В рот там, или в зад, ещё можно, а туда никому! Я что, дура, целку ломать?! А что потом мужу скажу, а?! Но тебе в жопу не дам, наверное. Боюсь, больно будет, или нет? Как ты думаешь, а?
- Я думаю, что всё это страшный сон и бред! Остановись, девочка!
- Да, я девочка, так что? Ладно, давай попробую и твоего дружка. Только ты, когда кончать будешь, много мне в рот не лей. А то подавлюсь ещё, ладно?
Я не ответил, да и она не очень то и ждала моего ответа. Взяв правой рукой за ствол моего члена, Катя аккуратно вставила его себе в рот, плотно обхватив при этом кольцом губ. Я закрыл глаза и сжал кулаки. Единственным моим желанием было побыстрее кончить и уйти спать к себе за ширму…Но с каждым движением головы и руки Кати, я чувствовал возрастающее желание, которое волной наслаждения накрывало меня. В моём мозгу пульсировала мысль: «НЕЛЬЗЯ! НЕЛЬЗЯ! НЕЛЬЗЯ!» Но постепенно её стала вытеснять другая: »ХОРОШО! ХОРОШО! ХОРОШО!» И я, вдруг, положил руки на голову Кати, помогая её движениям…
После этого случая, я старался не находиться с Катей наедине. Но она специально провоцировала ситуации, добиваясь в итоге своего. Я не мог рассказать Алёне всей правды о случившемся, но попросил, или даже потребовал от неё, чтобы мы переехали жить в другой город, или , хотя бы, на съёмную квартиру. Алёна попыталась сначала вытащить из меня причину моей столь жёсткой позиции, но, поняв тщетность этой затеи, прекратила все попытки…
Так проходили дни и месяцы. До родов оставалось меньше месяца. Тёща совсем прекратила демонстрировать мне свои прелести, а Катю я сам избегал. Но однажды мы все же остались с ней вдвоём…
Тёща была в рейсе, Алёна на работе, а я, с простудой, сидел дома на больничном. У меня была температура и сильный озноб. Поэтому я лежал в своей кровати закутанный в тёплое одеяло, с шарфом на шее. Я спал. И снился мне сон, что лежу я не в кровати больной, а на зелёном лугу. И вокруг меня, даже не бегают, а парят над землёй, с десяток молоденьких и совершенно нагих девушек. Причём все они на одно лицо. Да и с фигурками, словно под копирку сделанными… Я посмотрел на одну, и она тут - же приблизилась ко мне, опустившись рядом на колени. Теперь, когда она была совсем рядом , я смог разглядеть её получше. Первое, что я обнаружил, это то, что на лице девушки была надета маска. Вот почему они и показались мне все на одно лицо. Но больше всего меня поразила её грудь. Нет, на вид это была обычная, средних размеров грудь. А чудо заключалось в том, что пятак вокруг соска мне улыбался ! Потому, что это был небольшой розовый ротик, с маленьким язычком – соском! Я испуганно дёрнулся в сторону, стараясь встать, но тело меня не слушалось, оставаясь в том же положении. А вот пятак – рот, стал быстро увеличиваться, превращаясь в огромную и жуткую пасть , с двумя рядами чёрных и кривых зубов и жала вместо язычка – соска! И это чудовище медленно опускалось к моему члену. Я пытался кричать , но изо рта моего вылетали лишь странные звуки. И тут я ощутил, как эта мерзкая пасть всосала мой член в себя! От ужаса я закричал и…проснулся.
По моим щекам тёк пот, от которого вся наволочка от подушки, да и сама подушка, были мокрые. Я приподнялся на локтях, попытавшись сесть, и только сейчас увидел сидящую возле меня Катю.
- Что тебе? – тихо спросил я.
- А, вот, я тут, случайно узнала, что вы квартирку себе ищите? Значит, переехать хотите?! А как же я?!?
- Не ищем, а уже нашли, это раз. А во-вторых, я очень рад, что закончится наконец-то это безумие, и ты оставишь меня в покое. Потому, что я любил, люблю, и буду любить только Алёну, понятно тебе, девочка?!
- Ах, так? Значит, решил сбежать от меня, бросить меня?! Ну хорошо, ну и чёрт с тобой! Да ты мне и вовсе не нужен! – и она, вскочив, выбежала из комнаты. Я, вдруг ощутил такое психологическое облегчение, что даже улыбнулся, впервые за последние месяцы. Взяв с табуретки стакан с водой, я быстро опустошил его. И, лишь в конце, почувствовал странный привкус в воде. А через несколько минут, веки мои, словно налились тяжестью и закрыли глаза. И тут же я уснул…
Проснулся я от резкого запаха нашатырного спирта. Открыв глаза, я увидел, что кровать моя стоит посередине комнаты, а вокруг неё расположены зажжённые свечи. Я попытался встать с кровати, но, к удивлению, обнаружил, что руки и ноги мои привязаны к кровати.
- А, вот и ты, миленький, проснулся?! – вдруг услышал я знакомый голос, и обернулся. От того, что я увидел, мне стало так страшно, что я чуть не потерял сознание. У окна стояла Катя, а рядом с ней сидела на стуле связанная Алёна! Она была абсолютно голая, и всё её тело имело кровоподтёки и ссадины.
- А я тут не на долго отлучалась, ну, чтобы встретить , твою любимую жёнушку. Ну, ничего, ничего. Теперь, когда вся семья в сборе, можно и поговорить, да, милый?! – и она медленно подошла ко мне. Только сейчас я заметил в её руках большой охотничий нож. – А ты думал, что я, вот так, за здорова живёшь, отступлюсь от тебя, а? Ты думал, что я позволю кому-то счастье наше разрушить, да, милый? Но теперь всё, теперь пришёл и наш час! Я ведь время зря не теряла. Я всё выяснила. Всё, как в книжке той прописано. А хочешь знать, про что книга то, а? Так, всё про тоже, про любовь, и как чего добиться , если кто мешает! Так вот. Там чёрным по белому пишут, что для того, чтобы соединились не только сердца, а и души, необходима для обряда кровь первой степени родства и младенца непорочного! А у нас, как раз все на месте. И сестрица Алёнушка, - и она погладила по голове Лену, - и братец Иванушка! – и она прижалась ухом к животу сестры. Лена, дёргаясь всем телом, пыталась развязаться, но верёвки были крепкие, как и тряпка, всунутая ей в рот кляпом. Вены на её шее и лбу вздулись от напряжения, а глаза расширились от ужаса. И тут… Из раны в животе, проделанной страшным лезвием ножа, брызнула во все стороны кровь. Я почувствовал, что теряю сознание, проваливаясь куда –то…
Очнулся я от того , что кто-то рисовал какие-то знаки на моём теле. Это была Катя.
- Ну что, проснулся, мой хороший? Вот и чудненько! А я тут, пока ты отдыхал, всё уже приготовила для нас, ну ритуала, значит. Так, что ты пока отдыхай, а я быстренько сбегаю мамку на вокзале встречу. А сейчас ведь скользко-то на улице, не ровён час, и поскользнуться можно, да под поезд и упасть. Вот беда- то, какая! - и она выскочила из комнаты… Я посмотрел на Алёну , и меня вырвало. Она сидела уже мёртвая на стуле, держа в окровавленных руках мёртвое тельце нашего ребёнка, от которого шла пуповина в раскрытый в жутком кровавом оскале живот…
Я стал лихорадочно дёргать всем телом , стараясь освободиться от пут, но слишком сильно качнувшись, упал на пол, вместе с пружинным матрасом кровати. Падая, я задел несколько свечей, горящих на полу, от пламени которых загорелись и простыня с одеялом…Так я лежал беспомощно наблюдая, как языки пламени подкатываются всё ближе, и ближе ко мне. И это приближалась смерть, которую я и сам ждал с нетерпением и надеждой. Надеждой на избавление и искупление…
А дальше вы и сами знаете. Меня спасли. Как сказал доктор: « Произошло чудо!» Но просил ли я его, или самого Господа об этом чуде, а? Кому я теперь нужен, слепой калека? Да я сам себе не нужен!
- Мне, мне вы нужны! – вдруг сказала медсестра, снимая с Сергея одеяло. – Я заменю вам всё, и буду для вас всем! – продолжала Ирина Викторовна, снимая с себя халат, и ложась лицом к члену Сергея. – Я, я, я, и только я! Я тебя, миленький ни кому не отдам. Я каждую твою многострадальную клеточку покрою поцелуями и нежностью! – и она стала облизывать его член, который быстро поднимался.
- Вот видишь, как хорошо! Ведь тебе хорошо?! А сейчас мы познакомим его с моей скромной девочкой, которая столько лет ждала его. – и она , аккуратно залезая, села на член Сергея. И тут же , словно лихая наездница, стала прыгать на нём… Сергей, закрыв глаза и сжав зубы, помогал мед сестре, двигая тазом. И тут, Ирина Викторовна, издав тихий стон, вдруг упала на него. « Наверное, у неё такой бурный оргазм.»- подумал Сергей и, обняв её , стал гладить по спине. Женщина лежала тихо, словно уснула. Вдруг его рука наскочила на что-то, что торчало из её спины прямо посередине. Сомнений не было, это была рукоятка ножа! Сергей испуганно дёрнулся, и тело мед сестры упало на пол. Быстро поднявшись, он сел на кровати, выставив перед собой руки, словно пытаясь защититься от невидимого зла, имя которому – Катя! Вдруг его руки ощутили «ЕЁ» грудь!
- Ты не меня ищешь, а, милый?! – услышал он знакомый голос. – Какой же ты смешной и беспомощный! Стоило мне на часок отлучиться, так вот что с тобой приключилось. Но больше я тебя одного не оставлю, хватит! Тем более, что к тебе сразу начинают липнуть шлюхи разные, как мухи на говно. – и она пнула ногой тело мед сестры.
- Оставь меня, пожалуйста!
- Хорошо, хорошо, милый! Вот закончим наше дело, и я уйду…наверное уйду. – и она стала залезать на него. Сергей попытался сопротивляться, но ощутил холодное лезвие скальпеля у глаза.
- Ну, что ты, что ты, милый! А сопротивляться, как раз и не надо. Или ты не любишь свою Катеньку? А может, ты хочешь сказать, что она тебе не нравится, а? И нравятся тебе такие вот шлюхи?!
- Мне ни кто не нравится, потому что я калека, слепой калека! Оставь меня, ну пожалуйста, оставь! – и он заплакал.
- Ничего себе! Даже и не думала, что слепые могут плакать.
- Плакать могут все, особенно когда больно!
- Больно? Тебе больно, милый?! Но разве это боль? Вот, если бы я захотела вытащить твои глазки, на память о тебе, а?! Ведь всё равно они тебе не нужны и бесполезны, правда, милый?!
- Нет, прошу тебя! Я всё сделаю, как ты захочешь!
- Вот и хорошо, вот и чудненько, милый! – сказала она, поглаживая его член, который ни как не хотел подниматься. Тогда Катя стала его сосать, что возымело результат, и член встал…Убедившись в его боеготовности, Катя не спеша стала пристраиваться сверху на нём. Когда ей это удалось, девушка медленно села, поглощая его своей вагиной. В какую –то секунду она вздрогнула, и тихо вскрикнула, после чего , учащённо дыша, стала яростно скакать на нём… Сергей не помогал ей. Он, безразлично ожидая конца, лежал на кровати, смотря слепыми глазами в потолок. Вдруг его левая рука ощутила что –то на одеяле. Сомнений не было – это скальпель! Сжав его в кулаке, Сергей закрыл глаза. Волна ненависти накрыла его. И, громко закричав, он резанул со всей силы чёрное пространство перед собой, как раз в тот момент, когда Катя, в момент оргазма, наклонилась к нему… Вот так и испытала эта несчастная девочка, практически в одну секунду, два оргазма, жизни и смерти…
Для более удобного обращения с сайтом, рекомендую вам пройти бесплатную регистрацию.
Если вам просто понравился рассказ (Обнажённая Катя), оставьте пожалуйста комментарий.
Добавить комментарий