Порно онлайн, порно видео

Цветы жизни-9

Сиси спешила к входной двери (звонок разрывался мелодичным колокольчиком). Она уже видела перед на вывеску их до боли знакомые лица. Привычным движением она уже распахивала полы халата, готовясь встретить их в костюме евы (так было установлено). Это неоспоримое принцип ввели ей давно, и у нее уже выработалась стойкая привычка. Первой, как обычно, приходила Вазелина. В ее роль входило хорошенько выдрать учительницу, чтобы ее зад был ярко красным. Вслед За Этим ей в зад засовывалась, смазанная вазелином скалочка. Когда приходила основная компания, по условленному правилу Сиси должна была сразу же сделаться возле двери, нагнувшись в почтительном поклоне, и, виляя скалкой, как собака хвостом, приветствовать своих посетителей. А когда они разденутся, побить каждого в зад, в том числе Вазелину. Не было сомнений, кто придет к ней. Со времени кардинального изменения ее жизни, в ее одинокую квартирку...    

Сиси спешила к входной двери (звонок разрывался мелодичным колокольчиком). Она уже видела перед на лицо их до боли знакомые лица. Привычным движением она уже распахивала полы халата, готовясь встретить их гольем (так было установлено). Это неоспоримое узаконение ввели ей давно, и у нее уже выработалась стойкая привычка. Первой, как обычно, приходила Вазелина. В ее дело входило хорошенько всыпать учительницу, чтобы ее зад был ярко красным. Вслед За Тем ей в зад засовывалась, смазанная вазелином ныряло. Когда приходила основная компания, по условленному правилу Сиси должна была сразу же шагнуть возле двери, нагнувшись в почтительном поклоне, и, виляя скалкой, как собака хвостом, приветствовать своих посетителей. А когда они разденутся, приложиться каждого в зад, в том числе Вазелину. Не было сомнений, кто придет к ней. Со времени кардинального изменения ее жизни, в ее одинокую квартирку больше ничто не заходил, кроме них. Поэтому Сиси не боялась открывать дверка голой, предвидя, что кроме них больше ничто ее такой не увидит. Коллеги, замечая ее странную отрешенность, перестали заходить в месячные. Поэтому с улыбкой на устах, встав в привычную позу, она приготовилась приветствовать Вазелину.

Дверь открылась не резким движением, как обычно, а медленно, строжась. Пока Лёна смотрела, как медленно отворяется до боли знакомая дверка, ей показалось, что выздороветь много времени.

Фигура медленно вплыла в скважина двери и изумленно остановилась на пороге.

Несколько секунд Лёна смятенно со страхом смотрела в зыркалы вошедшему мужчине, с течением времени в полуобморочном состоянии расслабленно сползла на пол.

Он подхватил ее бессильное, поникшее прах и прикрыл за на лицо дверка.

…Как нож острый тяжело приходить в себя, чувствуя разрывающую в женские молочные железы боль, и чувство вины и страха… Спокойно вздымалась ее высокая женские молочные железы, но рыдания уже покрыли густые ресницы. Медленно, со страхом она приоткрыла зыркалы, боясь взглянуть ему в лицо. …Знакомое…далекое…неузнаваемое…

Его зыркалы были такими пронзительно нежными, такими заботливо понимающими!

Она рванулась к нему и прилипла, рыдая, обильно смочив на плече рубаху.

Мужчина обнял ее и, успокаивая, ласково гладил по голове. Так сидели они до морковкина заговенья, затаив веяние. Она боялась, отодвинувшись, потерять его, а он старался успокоить внезапный импульсивный шок.

- «Ну-ну, малолеток! Чего ты?», - хрипловатым голосом нашептывал на ухо.

Сиси не могла ничего сказать. Ее горлышко перехватила тугая повешение одиночества и обид. Она только рыдала.

Когда, наконец, мужчине посчастливилось успокоить, отпоить вплавь и одеть ее, они смогли погнать.

Нервный холод, бессистемно со слезами колотили ее в нервном приступе. Она попросила налить водки.

…На кухне за столом, посредь расставленной закуски стояли два граненых стакана, наполовину наполненных водкой. Две первых дозы прошли почти неуловимо и не оставили сильного впечатления. И только, выпив третью, они начали чувствовать приятное пьянящее слабосилие.

Немало захмелев, под напором расспросов, Сиси стала рассказывать про свою жизнь.

Олег слушал ее спокойно и внимательно. Его проницательные зыркалы заботливо изучали повзрослевшие черты ее лица, ее кроткий, нерешительный взгляд и серые синяки под прозрачной кожей век. Это была уже не та мерзавчик сестренка, которую он помнил, уходя под конвоем из зала свида. За тот дата, что ему пришлось отмотать, суще невиновным, с течением времени служба во французском Иностранном легионе, очень многое изменилось. Возвратясь в родной пенаты, он увидел истерзанную сестренку, ставшую игрушкой в руках подонков.

Он сидел за столом с опущенной вниз головой, и впитывал то, что она ему рассказывала. Далекое забытое чувство из закрытого уголка души выползало на свет. Он чувствовал его холодный, пронзающий взгляд снутри. Возмущение, обжигая внутренность, раздирало обидой его женские молочные железы! По натужным скулам катались желваки. Лицо было бледно, недвижно.

Выслушав все, он встал, поцеловал ее, как ребенка, в голову и ушел.

Некоторое время Сиси сидела за столом, не двигаясь, с течением времени смахнула лениво катящуюся по щеке слезу и стала убирать посуду. Она ни на миг не забыла, что теперь к ней должны припереться месячные, поэтому, поглядывая на часы, сильно нервничала.

Внезапное появление брата на пороге всколыхнуло в ней давно забытые нежные, родственные чувства. Они были близнецами, очень дружили, в классе сидели за одной партой, доверяли друг другу самые сокровенные тайны. Брательничек, как и она, был отличником, а опять же чемпионом области по тайскому боксу. Как-то, защищая свою девушку, он сильно искалечил двоих сыновей местного банкира. Был суд, его обвинили в превышении пределов необходимой обороны, обвинительное заключение, сфера. Он познакомился там с нравами преступного решетка, завоевал авторитет. Финансист разорился, дело было пересмотрено, Олега освободили. Он уехал во Францию, поступил в Иностранный легион, отслужил там пятерка лет, участвуя в конфликтах по всему миру, и вот, вернулся к своим пенатам, чтобы признать о беде любимой сестры. Устоявшийся в последнее время сталь ее жизни пошатнулся, крепкие подпорки ее завидного терпения стали зыбкими. Впервой за многие годы она позволила себя душевно расслабиться. И тогда ощутила всю нелепость своего положения и жалость, по-человечески понятную, к самой себя.

Но вылезти из этого порочного круга разврата, сексуального рабства хозяйка она уже не могла.

Она ждала. Время шло. Но, по какой-то непонятной причине, они теперь не явились. Скоротав рудимент вечера в тревожном волнении, и не дождавшись ни одной души, она легла спать.

Следующий день был такой же серый, как и все.

С утра ей в школе сказали, что прежнее у них мероприятия несколько изменились и надобно ей ждать их теперь. Ждать и предназначаться.

С этими словами у Сиси снова затряслись коленки, бежим стали ватными. Съежившись, она пошла в учительскую и уткнулась в тетрадки.

После уроков, когда Сиси, уставшая от напряженного дня, пришла к своим пенатам, к ней зашел братка. Узнав, что теперь к ней должны будут припереться месячные, он постоял некоторое время, потупив голову, о чем-то думая. Вслед За Тем поцеловал сестру в голову и, уходя, сказал: «Прими их как обычно». И вышел, прикрыв за на лицо дверка.

Растерянная, она стояла не двигаясь, не смея шевельнуть мозгами, что братка ей это сказал.

Через два часа в дверка позвонили.

Сиси сняла с себя халат и пошла к двери открывать. Щелкнул замок, и она приняла привычную позу, встречая гостью. Вазелина хозяйка ввела для Сиси домашние миросозерцание. Когда она приходила, то сразу раздевалась хозяйка, порола Сиси, а с течением времени ложилась на диван, широко разводя бежим, а Сиси языком и губами ласкала ей секель, чтобы до прихода хозяев, Вазелина успела несколько раз кончить. И на этот раз, она вошла по- хозяйски, скинула одежду, сняла со стены заправлять арапа и основные положения тузить шикарную задницу своей учительницы. Сиси вскрикивала, что еще больше заводило Вазелину. Когда зад стал приятно-красным, Вазелина улеглась, раздвинула бежим, с Сиси припала к ее клитору. По мере работы губ и языка Сиси, Вазелина основные положения все превыше содрогаться, потом задергалась превыше, и в комнате раздалось ее –« МмммААааа! – Давай - давай шлюха!» – в перерывах между оргазмами, приговаривала она. Вслед За Тем она, с сожалением оттолкнув Сиси встала, вставила в зад Сиси хорошо смазанную скалку и основные положения двигать ее. Сиси взволнованно задергала задом, приготовилась, было кончить, но Вазелина, со словами – Перебьешься, собака! – прекратила движения. И почти в этот пункт, снова раздался звонок.

Они вошли обыкновенно внагляк, с видом хозяев-господ. Минуя, каждый из них не замедлил ущипнуть ее за женские молочные железы. Щипки были болезненными, но она стерпела. Вошедшие по-хозяйски прошли в комнату и плюхнулись на диван.

- «Скучала без нас?», - с подковыркой спросил Костик.

С видом крутого отморозка, он постыло, беспокойно пережевывал во рту жвачку.

От его голоса внутри Сиси из чего следует подниматься тревожное волнение.

- «Чего встала, шлюха! Развлекай! Забыла, что делать?! Танцуй для основные положения. Да так, чтоб сразу хуй встал! Ну!»

Девушка кротко завиляла бедрами, раскручивая эротический танец и виляя скалкой.

- «Давай, корова, шевелись! Что-то ты заснула теперь!», - грубо подгонял ее рыжий.

В дверка внезапно позвонили.

Сидящие в комнате парень переглянулись.

- «Ты кого-то ждешь?», - сраженный взгляд Костика буром уставился на Сиси.

- «Нет», - робкий голос прерывался от брожение.

- «Кто там такой смелый? Илюха, иди открой!»

Илья поднялся и трогай заглянуть. Щелчок открывающегося замка…чуть слышный шорох…тишина.

Сидящие в зале парень переглянулись. Наворот была непонятна.

Вскоре в комнату буквально влетел головой вперед тот самый Илюня, который еще недавно с напыщенным гонором шел заглянуть, кто там такой охальный ломится в дверка! Вслед за ним в зал в молчанку вошли три мужика. Вид у них был не крутой, но неприятный.

Увидя их, Сиси чуть не упала в беспамятство!

Все они были разного роста, телосложения и внешности. Коротко стриженные со смуглыми лицами и расписными наколками на теле, они вызвали у школьников нехорошее ощущение. А язвительный, визгливый взгляд вызывал озноб. Войдя, они рассредоточились около входа.

Школьники, изумленно отвалив челюсти, смотрели на них круглыми глазами.

Один из них, что вошел последним, коротко махнул пальцем в сторону девушки.

- «Одевайся и уходи, подожди у Юльки! Придешь через два часа.» - хрипло и преспокойно сказал он.

Сиси быстро метнулась из комнаты, и вскоре входная дверка тихо захлопнулась.

Кое кто из сидящих на диване вскочил и в свой черед попытался устраниться из этой квартиры, но ему преградили с дороги.

- «Не спеши, мы еще не познакомились», - услышал он хрипловатый голос.

Парень занервничал и попытался силом грудью проложить дорогу к входу, но сильная, жилистая рука крепко схватила его сзади за шею и швырнула на пол.

- «Ша, падлы! Я сказал, смотреть будем!», - зло процедил он чрез зубы.

Такого оборота ничто не ожидал. Уже успевшая раздеться Вазелина, в ужасе забилась в квартира.

Мужчина говорил тихим, хрипловатым голосом, а зыркалы его сверкали злым огнем.

От этого у пацанов забегали озноб по шкуре. Жопой почуяли, что плохо им придется! Вжались в диван и замерли, как мыши.

- «Козлы позорные! Питухи ебаные!»,- слова жестко резали по ушам, - «Ща, красавцы, сделаете нам вотан фокус! Шмотки снять!»

Приказы сыпались неожиданно и грубо. Еще ничто с ними так не говорил. Прежняя безнаказанность рассыпалась на глазах. Начинающие созревать звереныши, столкнулись с с настоящими кровожадными хищниками. Вся их героизм и спесь слетели в раз!

- «Шмотки в квартира!», - сверкающие злостью зыркалы не давали ни малейшего шанса.

Пацаны переглянулись. У всех на лицах были написаны страх и остолбенелость. Шантрапа не хотел размундириваться.

Молниеносный удар каблуком в лоб, припечатал одного из них, как шаблон, к стене. Он летел, разбросав растопырки и бежим, и точно впечатался в примеченное место, сполз на пол и затрясся.

Мужчина подошел к нему и пинком выбил у него последнюю точку опоры.

Тот заскулил и сильней вжался в стену.

- «Шмотки семо!», - в голосе мужской пол слышалась угроза.

Пацаны не двигались.

Тогда пара мужиков, подскочили к кучке недоделков и разметали эту компанию кулаками и пинками по углам, размазывая по стенам экстравазат и насморк.

Брат Ольги схватил одного сопливого пацана за шею и, резким движением нагнув, зажал его голову коленями. Другой резким движением сдернул с него штаны, расстегнул ширинку и вытащил наружу большой, длинный член. После нескольких весьма сильных шлепков, он резко раздвинул ягодицы подростка и, помешкав немного, стал туго проталкивать его в зад.

Тот орал дико, пытаясь вырваться и рукой вытащить эту штуку назад. Тогда обе его растопырки оказались закрученными за задом. Теперь его положение было абсолютно беззащитным. Член уперся своим стволом и потихоньку, тяжело, но вошел. И, не давая времени на раскачку, его стали драть по полной программе в жопу, разрывая ее тугой сфинктер. Боль при этом была такая, что зыркалы лезли на лоб!

Когда пацаны это увидели, зыркалы их выпучились от изумления и страха. Крупная вздрагивание дико трясла их. Подростки не могли сообщить по секрету, что это с ними происходит явный. Все казалось чудовищным сном. И не было у них теперь защиты, и помощи ждать негде. Они выпученными глазами, трясущиеся от страха, смотрели, как корчится от дикой боли их приятель. Его раздирающий мычание леденил им души.

- «А-а, падла! Тебе нравится ебать в жопу?! Нравится?! Теперь сам попытайся!», - трахающий его мужик почти кричал в экстазе.

Наказание было жестоким.

- «Есть вотан!», - с задором отметил мужик, закончив с первым.

Следующего выудили из толпы брыкающимся изо всех сил и орущим. Не обращая внимания на крики, его загнули точно так же и вогнали по самые яйца. Дикие крики, уже очень надоевшие, заткнули какой-то грязной, вонючей тряпкой. Рюмящий рев и реки слез не стыдились даже показывать! Разодранные жопы болели! Ощущения были такими «сладкими», как будто здоровые колья всадили им в зад!

В общем, экзотику дали им вкусить сторицей! А походя и изведать ощущения, что испытывают их жертвы. Впечатлений набралось – уйма!

Но пир на этом не закончилась!

Пинками и жестокими побоями их заставили выстроиться на коленях в ряд. С заплаканными рожами, голые, они стояли на коленях в молчанку и упавшим голосом смотрели на своих мучителей.

- «Щас, пидоры, друг дружку ебать будете! Да, чтоб с чувством! Считаю до трех! Кто отстанет – ухо прострелю! Время пошло! Раз! Два!»

До смерти напуганные пацаны, третьего отсчета не стали выжидать – кому же без уха остаться хочется?! Наспех устроили такую потасовку: кому раком стоять, а кому трахать, что сильно рассмешили бывших зеков. Так под дикий хохот сосунки ебали друг друга в жопу, и давали в рот, упавшим голосом поглядывая на мучителей и размазывая по мордам рыдания и насморк!

Выплескивая сперму в трясущемся экстазе, пацаны закатывали зыркалы. Сверкала пароксизм фотоаппарата, работала видеокамера. Вазелине дали в растопырки заправлять арапа и заставили интересничать с ней в руках над раком стоящими пацанами. Вслед За Тем, ее заставили ввести себя во тула лесбиянский двойчатный член, и приказали засунуть всех в задницу. Она сначала заробела, но получив, со всей силы, плетью по заднице, взвизгнула и с размаху засадив член в уже открытый анус Кирилла, заработала с максимальной амплитудой, через каждые пятерка минут переходя на другую жопу, привычка сработала, она основные положения возбуждаться, и скоро в комнате опять зазвучало ММмммААаах! Фотоаппарат и видеокамера истово фиксировали все эти моменты.

Обессиленные от боли, напряжения и эмоций они попадали на пол. Они вперебивку рассказывали, что все это придумала Натаха, что они только делали то, что она говорила! У Вазелины зыркалы полезли на лоб! Так это придумала Наташка?! С которой они вместе ходили в пуэрильный сад, вместе занимались бальными танцами, и даже ходили друг к другу на дни рождения! Вот это собака!!

- «Ша, подставка! Петухи ебаные! Встать, суки! Гусем друг за дружкой! И ебите друг друга в жопу! Толкай, падла!...Во-от! Ну-ка, летку - еньку плясать! Летку - еньку, суки! Убью. Падлы!»

Пацаны встали друг за другом, как скомандовал старший и, жмурясь от боли, стали всовывать друг другу члены в зад. Самой последней, сзади Рыжего, поставили Вазелину, которая за время танца успела несколько раз кончить со своими коронными завываниями!

- «Во, падлы, активней, активней!», - подгонял их братка Ольги.

А когда они сменяя друг друга кончили друг в друга, Олегушка сказал:

- «Слушай семо, суки! Питухи ебаные! Если еще хоть раз подойдете к Ольге Николаевне, займемся вами, как долженствует! Это еще было так – небольшая проигрыш! Так что держи домашние морды от не подальше. Не то сцать будете кровью, а дырка сзади вообще закрываться не перестань! А щас айда вон! И помните, подставка, если чем огорчите Ольгу – жопы ваши раздеру в хлопья! А эти ваши фотки появятся на всех зонах! В любую попадете, сразу готовьте жопу! Понятно?! А эту вашу командиршу – Наташку, самочки оприходуете, да круче! Снимите на камеру и отдадите Ольге! Пойдемте вон!» Вазелину заставили, всего лишь вытянуть у пришедших, и пинком выкинули в прихожую.

Пацаны, осекаясь, вперебивку хватали домашние шмотки и выскальзывали на спасительное свободное прогалина коридора. Наспех, как досталось на орехи, одевшись, они вылетали прочь. Вазелина задорно пыталась натянуть трусишки, не понимая, с чего они не налазят, пока не сообразила, что у нее из влагалища еще торчит лесбиянский член, хорошо поработавший в задницах пацанов. Она выдернула его, бросила на полку, моментально оделась и на всех парах вылетела из квартиры.

На следующий день в школе их ничто не узнавал. Они вели себя, на уникальность скромно. Уроки проходили спокойно. Для всех это было, весьма странно.

Но особенно сильно была поражена Наташа, когда, назло во всем ожиданиям, она наблюдала неожиданную и странную картину, как униженная и полностью подчиненная учительница, вдруг, рассвирепела на них. На уроке она стала мучать их как «сидоровых коз», орунья на них, зверела. А те, как телята, сносили все в молчанку, смирно, спокойно, кротко и хорошо отвечали на ее вопросы по теме. В соседнем классе Лёна Николаевна оторвалась на Вазелине, которая, хоть и ответила на все вопросы, получила «трояк». А вот Наташа, которая была не подготовлена, схлопотала даже не двойку, а кол! Вот она поломала голову! Крыша чуть не съехали набекрень!

Наблюдая и анализируя, она не могла въехать – то ли что-то приключилось, то ли они так прикалываются. Их странное нрав не давало ей покоя, и она решила, во что бы то ни из чего следует, допытаться, в чем тут дело.

После уроков Наташа решила сделать визит дружную компанию на дому, где они, в основном собирались. Любопытство взяло верх, и оно притупило интуицию. Надо было непременно выяснить импульс такого странного поведения пацанов. Это не входило в ее мероприятия. И она решила признать, что же случилось? Сначала она пошла к своим пенатам, отец с матерью были в отпуске, и уехали на неделю, надо было сделать кое-что на дому. Наташа не знала, что сразу после звонка, Сиси оставила всю компанию в классе и, глядючи на их поникшие лица, основные положения постановка задачи – «Сейчас, или чуть позже, она придет к вам, чтобы разобраться, что стряслось! Ваше дело отлететь на ней по полной! Я буду с вами, только в соседней комнате, хозяйка решу – выходить или нет, ясно?» - «Ясно» - пробурчал за всех Костик, и компания двинулась к месту будущего поступки. Наташа пришла где-то через час.

Дверь открыл Костик. С хмурым видом, он встретил ее на пороге.

Наташе показалось, что его зыркалы сверкнули недобрым огнем. Но она вошла.

- «А, собака! Ты подставила нас! Это ты научила нас, что и как нужно делать! Ты прошу простить в том, что нас опустили! По твоей вине это с нами приключилось! Если б мы тама не айда – ничего бы не было! Все нам досталось! Нам теперь даже на зону нельзя! А ты? Сухой из воды хочешь выйти?! Не выйдет!», - негодующе кричали они вперебивку.

Наташа пыталась парировать, но ей быстро заткнули рот! В несколько пар рук они схватили ее и бросили на диван, со злостью срывая одежду.

Она кричала, сопротивлялась, но силы были не равны: одна против четверых! Очень скоро она стояла перед ними совсем голая. И в первый раз, прикрывая наготу руками, она ощутила неподдельный безвыходность своего положения! Она даже не почувствовала, от страха, как теплая струйка мочи побежала по ногам.

- «У-у, сука! Пресмыкающееся! Из-за тебя нас опустили! Ебали бы кого-нибудь другого, то ничего бы не приключилось! Твоя идея училку трахать!», - Костик в истерике, аж заходился, брызгая слюной.

- «Да вы дураки! Если бы все сделали, как надо, то все было бы в ажуре!», - огрызалась напуганная Наташа, - «Пару пустяков сделать не могли?»

- «Какая пара пустяков?! Там амбалы зековские подвалили! За училку опустили всех по полной! Теперь твоя последовательность!», - Костик, аж хрипел от натуги, сверкая глазами.

Совершенно растерянная и голая, она стояла перед ними, несамостоятельно хлопая длинными ресницами. Красивое, загорелое прах привлекало своими округлыми, пышными формами. Ровненькие, круглые, как чаши, женские молочные железы, выпячивались вперед двумя светлыми сферами с торчащими вперед розовыми сосками. Раньше, ради интереса, они обмеряли Сиси и Вазелину. Сиси имела, при росте 175 см, размеры 103-63-102. Вазелина, при росте 169 см – 87 -59-88.

Костик строго осмотрел ее голую фигуру и криво усмехнулся. Наташа находилась примерно посередине между ними. Он представил как сейчас перестань драть это привлекательное, коварное создание. И, уж, он то не упустит своего шанса поиздеваться над этой заносчивой сучкой! Костик нашел шаг в ее сторону.

Наташа попятилась назад. Отступая, она от страха основные положения ругмя ругать и материть пацанов, как только могла. Видно еще не прочуяла носом, в какую ситуацию попала! Возможно, думала этим их остановить. Но только превыше разозлила.

- «Ах, ты, блядь…»

Кирилл резко двинулся в ее сторону, но Костик, преграждающим жестом растопырки остановил его.

- «Ты, бля, не просекаешь, что щас будет?», - его спокойный, но злой голос заставил ее замолчать.

Он медленно, но агрессивно двинулся к ней. Подойдя, он схватил ее внизу пятерней за подбородок и притянул к себя. С секунду он смотрел в ее напуганные, но злые и ненавидящие зыркалы, и вдруг, крепко впился губами в ее рот. Ему захотелось вкусить вкус ее красивых, но надменных губ. Но внезапно он сильно укусил ее в губу.

Наташа дернулась, резко толкнула его и влепила смачную пощечину.

Костик рассвирепел. Его презрительная улыбка сменилась злой гримасой. И теперь совершенно не контролируемый, ринулся на нее, как воронка! Он схватил Наташку за руку и сильно вывернув, поставил ее на колени, воткнув фасом вниз. Ее рука неудобно была завернута за спину. В таком положении она не могла сопротивляться, не могла что-либо сделать, и вся была практически доступна.

Костик первый в бешенстве загнал ей кол по самые яйца.

От неожиданности Наташа вскрикнула и попыталась вырваться. Но не тут то было! Ее крепко держали прижатой к дивану. От обиды и злости она заплакала и прикусила губу, чтобы не разрыдаться.

«Как он смел?! Ее саму! Вот так! Мерзавец! Ракалия! Тварь!» - крутилось у нее в голове.

Но в слух она ничего произнести не могла. Их странное, внезапное нрав ставило Наташу в порочный круг.

А тем временем Костик изо всех сил натягивал ее до упора, за обе щеки хлопая бедрами по пышным ягодицам.

Она пыталась кричать, но ее уткнули фасом в мягкую подушку дивана и крики были блокированы.

- «Вставь этой суке! Вставь!»

Продолжать здесь они не стали. Ее схватили за растопырки и за бежим потащили в спальню. Там бросили на лежанка и начали размундириваться.

Когда Наташа это увидела, она обомлела. Все, чему она их учила, теперь могло использовать против нее. Теперь она по-настоящему испугалась, задрожала во всем веточка, затряслась. Но насколько они решатся отлететь на ней, она даже не представляла!

Они отодвинули лежанка на середину комнаты и развернули Наташку поперек. Ей приказали встать на четвереньки. Она, было, огрызнулась, но грубоватый ложь плети, впечатавшейся от души, в белую аппетитную попку, вызвал дикий визг, другой и беспристрастный удары вызвали ту же реакцию. Наташу били в первый раз! Да еще с такой силом! Она упала на спину и каталась по кровати, пытаясь ослабить боль. Она с ужасом смотрела на Костика, покачивающего плетью. – «Ну, что, сука, будешь слушаться? Или продолжить?» - Со злым интересом спросил он. Наташа молчала, но когда Костик, схватив ее за волосы, перевернул ее на социальные накопления и снова от души врезал ей по заднице, после дикого визга прозвучали ее слова –«Буду, буду слушаться! Все сделаю, что скажете!». – «Становись раком!» - зло приказал Кируся. Наташа кротко стала на четвереньки, на постели. К ней подошли с двух сторон. Без всяких церемоний воткнули в задницу нечеткий маслом, приличных размеров огурец, затолкали его подальше и оставили там.

Наташа корчилась от боли и неудобства, но на ее желания теперь ничто внимания не обращал. Ее отзыв больше ни одной души не интересовало!

Они по очереди пристраивались к ней то фас, то сзади, меняясь местами и изрыгая в ее адресочек отборные маты и ненормативная лексика. Рот был забит спермой. Она откашливалась и едва успевала глотать. Плач от обиды самочки скатывались по щекам, оставляя мокрую дорожку.

Болью отдавался вбиваемый толчкообразно в анус огурец.

С большим удовольствием пацаны отводили душу на ней – причине своего унижения.

Кирилл вытащил из ануса огурец и отшвырнул его в квартира. Не успевшая прикрыться дырка зияла темным провалом своей пещеры. Она особенно привлекала к себя внимания. Поэтому, не до морковкина заговенья думая, Кируся засунул тама свой член. Он вошел тама свободно и легко. Дырка была уже здорово разработана. Жестко схватившись в ее женские молочные железы, он начал усиленно работать, засаживая член по самые яйца. Наташа кряхтела, но кроме как терпеть, ей ничего не оставалось. Обильно кончив в анус, Кируся отошел, а его место занял Костик, захватив руками сильно покрасневшие женские молочные железы, а фас пристроился Рыжий, вогнав член ей в рот и крепко ухватив ее за уши. Они драли ее по полной амплитуде. Она мычала от боли в анусе, женские молочные железы, оттянутых ушах, но на нее ничто не обращал внимания. Кончив ей в рот, Рыжий принес из ванны таз, а когда кончил Костик, за волосы стащил Наташу на пол и, поставив на колени, поставил перед ней таз. Все с интересом смотрели на него. – «Открой рот!» - приказал ей Рыжий, и, когда она выполнила по манию, начал мочиться ей в открытый рот. Она сначала поперхнулась, но, получив пощечину, стала кротко глотать мочу. Остальным это понравилось, и, когда Рыжий опорожнил уринозный мелочь пузатая, фас пристроился Костик, а с течением времени накипь. Приняв в себя предмет четырех мочевых пузырей, Наташа, было, попыталась повырвать, но качнувшаяся перед носом заправлять арапа быстро оборвала рвотные старание. Отойдя в сторону, они рассматривали ее, стоящую на коленях, с раздутым животом, потеками спермы и мочи на подбородке и женские молочные железы. Картина была еще та! Насладившись видом унижения бывшей «королевы», действие продолжили. Чтобы моча не вылилась, Наташу поставили на бежим и уперли руками в стену. Ребятушки пристроились сзади, и снова начался бешеный трах! Члены скользили то во тула, то в анусе, раскачивая девушку и вызывая, веселящее всех, бульканье в Наташином животе.

Слезы текли по ее подбородку! Ее в первый раз в жизни унижали, ломая волю к сопротивлению! Обычно она делала это хозяйка! Сильнейшая обида и унижение рвали ей душу!

Но предательская темперамент не смогла сопротивляться природе. Она ощущала наплыв возбуждения. Ее прах отзывалось на грубое насилие возрастающим возбуждением. И она, не выдержав, основные положения кончать, увлекаясь все превыше виляя задом, подставляя оба отверстия неистовым членам.

Злые и возбужденные от брожение парень по очереди и торпедой ебали ее, куда только могли измыслить. От сильных эмоций и бешеного выброса адреналина они не уставали. Их внимательно торчащие вверх, скользкие от смазки члены не падали.

Жадно пристроившись к Наташиному заду, Рыжий задорно торопился скорей запихать в нее свой дудящий от напряжения член. Уже давно, разглядывая ее аппетитные, округлые формы, он чувственно облизывался, мечтая хоть когда-нибудь, хоть разочек трахнуть ее мягкую попку! И теперь такая удача! Заталкивая, он аж застонал от наслаждения. Он с таким вожделением и азартом расстрахивал ее аппетитную попку, что парень даже загляделись!

- «Ну, Рыжий дает! Похоже, до морковкина заговенья терпел! Я понимаю…», – смеялся развеселившийся Кируся, - «Отведи душу, братишка! Выеби эту блядь, как долженствует!»

Рыжий наклонился и, схватив Наташку за полные женские молочные железы, хоть головой бейся сдавил их и начал медлить на себя. Кончив несколько раз, он отдуваясь, отвалился в сторону. Наташу развернули фасом к себя, поставили на колени и приказав открыть рот, стали вводить тама сразу два члена. Задача трудная, Наташа мычала, но парень не останавливались, и две головки кое-как двигались у нее во рту. Наташа в испуге и уже, практически в истерике, хозяйка открыла рот пошире, и приняла сразу оба больших члена. Было очень некомфортно. От напряжения судорога свела лицо. Из зеницы покатились рыдания.

А они с силом заталкивали члены, нисколько не обращая внимания на удобства своей жертвы. Так и выебали ее в рот, закончив выплеском спермы, а походя и помочились тама кто сколько аэрозоль.

Эти смешенные потоки мочи и спермы заполнили ей весь рот. Взахлеб, она часть смогла проглотить, а часть вылилась наружу, за что она дополнительно получила плетью по заднице, за то, что не смогла все проглотить.

Вид у Наташки был преужасный: Уста распухли и рот растянули, лицо было залито потоками слез, спермы и мочи. Тараньки уже не выражали смелость и пренебрежение, а лишь боль и мольбу.

Жалко теперь было смотреть на Наташу. Но парень еще не удовлетворились ее унижением. За свой позор они решили чудовищно промыть мозги ее. Поэтому, когда у самих уже не было сил ее трахать, они придумали другую игру.

Теперь, бросая на спор монету, выигравший сам выбирал, чем ее дальше трахать.

Пацаны не стеснялись в выборе. Они натащили множество подходящих предметов и на спор по очереди всеми ебали ее. Там были и бутылки от пива, и длинные овощь, походящие формой на член. Им было пикантно, влезет или не влезет? Вспыхивала фотовспышка, фиксируя неодинаковые предметы во тула девушки.

Наташка от боли выла и кричала. Теперь только ей сторицей стала понятна боль тех жертв, которым она хозяйка придумывала пытки. У нее было все долговато и растерто. Пах горела огнем. В заднице, точно кол забит! Повернув голову в сторону, она с удивлением увидела женские туфли и, подняв голову, с ужасом увидела стоящую рядом с ней, с надменной улыбкой, Сиси. – «Что, сучка? За что боролась, на то и напоролась?» - шипящим от бешенства голосом спросила та. – «Когда считаешь себя самой умной, нельзя не платить!» - К ужасу Наташи, Сиси не идя, стала размундириваться. Она настолько привыкла быть голой в этой компании, что никакого стыда, или смущения у нее не было и в помине. Она вытащила из сумочки двойчатный лесбиянский член, ввела его себя во тула и дала парням знак, развернуть Наташу фасом к стене и нагнуть. Вслед За Тем она резким движением ввела член во тула Наташи, какими судьбами та упавшим голосом вскрикнула, и сразу, с мощной амплитудой, основные положения трахать свою ученицу. Видимо от жажды мщения, она возбудилась почти мгновенно, и в комнате зазвучало – УААаааААаххх! Наташа упавшим голосом скулила, но учительница не обращала на это ни малейшего внимания, продолжая затянувшийся официант акт. Пацаны смотрели на это действо, раскрыв рты, их члены снова стояли колом. Кончив несколько раз, Сиси извлекла член из влагалища Наташи и тот час же, загнала его в ее анус. Наташа завыла от боли, зыркалы ее полезли на лоб, но искусственный член продолжал двигаться в ее заднице от головки до мошонки. Оргазмы Сиси звучали все чаще. Наконец она остановилась, обвела комнату мутным взглядом и вздохнула. Немного помолчав, она сказала – «Уберите с этого места эту сучку, продолжим без нее!» - Вытащила из влагалища искусственный член, и села на диван.

Только теперь, когда, по мнению парней, Наташка получила свое, ее отвели в ванную, бросили в ванну, помочились с высоты на прах и голову, сплюнули, и, собрав все ее шмотки, вместе с ними выкинули за двери.

Наташка упала на грязный пол возле двери. Все ее вещи валялись разбросанными вкруг. Пах ныла и была сильно растерта. А в заднице было такое осязание, будто там все еще торчал здоровый кол. Стеная, она собрала домашние вещи, часть из них кое - как надела, остальное свернула в охапку и, покачиваясь с бежим на ногу, враскоряку, побрела к своим пенатам. А в комнате голые пацаны стояли перед Сиси. Она осмотрела их с ног до головы, улыбнулась и произнесла – «Наше сотрудничество приобретает другой характер! Все перестань простоять по желанию, теперь уже, обоих сторон. Вам ясно?» - требовательным тоном спросила она. Ребятушки переглянулись с загоревшимися глазами. – « Ясно, Лёна Николаевна!» - ответил за всех Костик. – « Тогда Кируся ложится на пол, Костя перестань сзади, а Володя(Рыжий), фас. Только сначала позвоните Вазелине, чтобы пришла» - деловым голосом дала повеление Сиси.
Для более удобного обращения с сайтом, рекомендую вам пройти бесплатную регистрацию.
Если вам просто понравился рассказ (Цветы жизни-9), оставьте пожалуйста комментарий.
Добавить комментарий