Порно онлайн, порно видео

удача

Окраинный центр, как всегда, шумен и суетлив. Снующие тама-семо люди и кишащий транспорт сильно напрягали. Почти изо всех сил я спешила на отдаляющийся от остановки нужный мне сарай. Большая, брюхатая сумка не давала мне быстро двигаться, и я с трудом втащила ее в салончик автобуса. Облегченно вздохнув, что успела, я перевела дуновенье и стала оглядываться, нет ли свободного места. Городская суета потихоньку передавалась мне, заставляя на ходу менять спокойный сердцебиение провинции на спешащую сутолочность города. Но городская суета мне нравилась. Она бодрила и оживляла интерес ко всему, что делается окрест.

Добравшись до общежития моей дочери, я с трудом протиснулась через узкий парод вертушки и поднялас...  
Передовой центр, как всегда, шумен и суетлив. Снующие тама-семо люди и кишащий транспорт сильно напрягали. Почти как стрела я спешила на выбывающий от остановки нужный мне автобусик. Большая, пузатая сумка не давала мне быстро двигаться, и я с трудом втащила ее в зал автобуса. Облегченно вздохнув, что успела, я перевела респирация и стала оглядываться, нет ли свободного места. Городская суета потихоньку передавалась мне, заставляя на ходу менять спокойный темп провинции на спешащую суматошливость города. Но городская суета мне нравилась. Она бодрила и оживляла интерес ко всему, что делается окрест.

Добравшись до общежития моей дочери, я с трудом протиснулась через узкий приступ вертушки и поднялась на этаж.

Дочь встретила меня в комнате, целуя в щечку. Обучение в институте уже закончились, и у нас было много времени, чтобы потереться. Вообще-то мы собирались в городище по магазинам. Нужно было кое-что ей приобрести. Вытряхнув предмет сумки, мы оделись и шагом марш.

Вообще-то точного маршрута у нас не было. Примерно определили, куда нужно и шагом марш к остановке.

- «Мам, мне нужно вспрыгнуть в одно место, пригрести к рукам кое-что. Подождешь меня?»

- «Что ты хочешь забрать?»

- «Да конспекты! Будущее нужны будут. Я быстро! К однокурснику заскочу. Он тут недалеко живет – на квартире».

- «Он местный?»

- «Нет! Они снимают с двумя пацанами. Подождешь?»

- «Давай вместе зайдем», предложила я.

Мы шагом марш к дому, который стоял в двух шагах от нас. Поднялись на этаж. Позвонили.

Когда открылась калитка, на пороге появился темноволосый худощавый человек. От него пахло спиртным. Взъерошенные волосы, небрежно распахнутая рубаха и очень пьяный вид выдавали важнецкий кутеж. Из квартиры доносились веселые голоса.

Он есть очень разодолженный вид и проурчал: «О! Какие люди!»

- «Привет! Я за конспектом!», - пояснила влазелиха.

- «Привет! Заходи!», - далее, переведя на меня долгий взгляд, промолвил, - «Пардон! Здрасьте!»

Я галантерейно поздоровалась.

- «А… Прошу!», - смешно внаклонку, он жестом предложил пройти.

Мне тама точно идти не хотелось. Из Чего Можно Заключить как-то нехорошо под ложечкой. Но влазелиха вошла. Я последовала за ней.

Как только за задом закрылась калитка, мне значит как-то бурливо.

Из квартиры донеслись голоса. Мужчина повернул голову в ту сторону и громко сказал: «У нас месячные!»

Сразу высунулись три любопытные головы.

Я оценила. Все были пьяны. Похоже, сейшн только начиналась.

Они предложили нам пройти и присоединиться.

- «Нет. Нафик надо! Я забираю программа и ухожу!», - пояснила влазелиха.

- «Ну, так сразу?», - он изобразил разодолженный вид.

Тут подтянулись и другие. Водан среднего роста, крепенький, явно, равно как универсант. А два других выглядели постарше. Они сразу окружили нас и наперерыв стали усовещевать присоединиться к их компании.

Мы, естественно отказались. Тогда приглашения стали паче навязчивы и даже грубы.

Я поняла, что тут что-то творится не то. Надо было от этого места скорей наряжаться. Но едва мы повернулись уходить, как нам отойди преградили два крепких парней. Это было уже слишком. Ни наворот, ни разговор мне не нравились. С нас стали насильно стаскивать манто.

Дочь злилась, но в глазах стоял мнительность.

А дальше приключилось все, как в диком кошмарном сне. Я поняла, что подрастающее племя люди заигрались, но не думала, что настолько!

Они насильно втащили нас в основную комнату и усадили на диван. Вмиг перед нами возникли два стакана с каким-то спиртным.

Мы безоговорочно отказались пить. Они заставлять не стали, но расселись окрест, вблизи придвинувшись к нам.

- «Ты хоть бы познакомил нас!», - вотан из приятелей не сводил восхищенных зенки с моей девочки.

Парень, что открыл калитка, подсел вблизи к ней и, приобняв за плечища, сказал: «Это наша высунья!»

- «Да ну?! А мы как карты лягут!», - он подсел вблизи и положил руку ей на колено.

Она резко убрала.

Тут я не выдержала: «Эй, человек не наглей!»

- «А мы не наглеем!», - он постарался схватить ее за плечища, но рука соскочила, откинутая назад.

Мне это уже совсем не нравилось. Я попыталась встать, но меня прижали к дивану, не давая привстать. Краем очи я заметила, как тот. Что приставал к моей дочери внезапно стиснул ее перси рукой.

Она аж подскочила и с разворота присушила ему смачную пощечину.

Тут все и началось! Какое-то время он сидел сонно. Видно не ожидал, что его так приложат.

- «Че такое?! Не понял! Ну-ка иди семо!», - и он очень удобно схватил ее сзади, приобнимая за плечища.

Его щупальцы залезли под открытый ворот кофты и легли точно на мужские груди, сильно сжав их. Его крепкие, мускулистые щупальцы, как два толстых каната, легли через ее рук, блокируя ей движения. В таком невыгодном положении она не могла сопротивляться. Сильно испугавшись, она основы кричать и расхаивать его, зля еще больше.

- «Не езжай ее, мерзавец!» я вновь попыталась встать, но два сильно прижали меня к дивану.

- «Заткнись!», - грубо оборвал меня длинный, - «лучше раздевайся!»

- «Что-о?», - Я чуть не захлебнулась от негодования.

- «Помочь?!», - и он резко принялся перетягивать с меня одежду.

Я двинула ему по наглой роже. И ответ получила сильный удар по челюсти.

Удар был такой сильный, что я упала с лица вниз на диван. Скворечник кружилась, челюсть горела.

- «Раздевайся, сука!», - зло хрипел он, не присаживаясь на до мной, - «Я те въебу щас!»

Состояние от удара было такое, будто куда-то проваливаешься. Тут я услышала громкий рев моей дочери. Приподнявшись, я увидела, как два подонков срывают с нее одежду. Своими силенками она старалась сделать с этими тварями, но силы были не равными. Завалив на пол, ее удобно очищали от одежды. Когда дошло до бюстгальтера, она завизжала, прикрываясь руками, но эту тряпочку они сорвали не напрягаясь. Они лупили ее по покрасневшим щекам, размазывая драгоценности и косметику. Рот распухли от шлепков. Бедная девочка!

Глядя на нее, у меня чертовски сжалось сердце и драгоценности самочки покатились по щекам. Я умоляла их не затрагивать мою девочку, отпустить ее, обещая, что все хозяйка сделаю, только да уйдет.

Но вместо этого, они поперек усилили нападение на мою девочку.

Один держал ее, прижимая к полу, а другой срывал кружевные трусишки. Она кричала, умоляла. Но втуне! Два подонка, криво ухмыляясь, стащили с нее последний прикрывающий лоскуток и грубо затолкали ей в рот, чтобы не визжала так сильно. Они принялись своими мерзкими руками лапать нежное девственное апотеций моей девочки. Когда залезли между ног – она сильно задергалась и попыталась кричать, но рот был заткнут трусиками.

Я закричала. Но рот мой равно как забили какой-то вонючей тряпкой. Растопырки тут же связали. Теперь я не могла ничего сделать. Хныканье лились градом. Обида и горечь жгла перси. Но не за себя я боялась, а за влазелиха свою восемнадцатилетнюю. Она еще девственна и хрупка.

Двое, что занимались мной, поставили меня на колени, положив голову на диван.

- «Давай, вжарь ей по самые яйца!»,- с этими словами баскетбольного роста сел прямо на меня с высоты. Прижимая своей жопой меня к дивану, так чтобы я не могла ворохнуться. А другой загнал свой паршивый ость в меня.

От испуга тула было сухое. Его член взбороздил слизистую, как ершом. Я вскрикнула. Из Чего Можно Заключить настолько с души воротит, что меня затошнило! От невыносимости положения я не знала, куда прятать голову и прятаться самой. Но самое скверное, что это все происходило на глазах дочери. И ужасней всего то, что ей не пронестись того же самого. Я готова была голыми руками разорвать ублюдков! Но пока положение было незавидное.

Его выкрасить да выбросить член сновал во мне тама-семо, как клапан. Хотя я отмечала недостаток опыта, но в недостатке подлости и коварства им не откажешь!

Во мне работал его член, а я ничего не ощущала, никаких эмоций. Лишь стойкое чувство омерзения и горечи.

Когда вотан закончил, он вытащил свой член и обтер головку о мои ягодицы. После этого повернул меня к себя с лица и воткнул свой ость в мои цедильня. Я поняла , что хочет минет. Я не открыла рта.

- «Ну, давай, или твоей дочке перестань плохо!», - тогда заявил он.

Это подействовало мгновенно. Захватив его никудышный член в рот и обсасывая, я постаралась, чтобы этому подонку было хорошо. Но просто минет, его не устроил. Схватив за волосы, он напирал на член, стараясь всунуть поглубже. Он даже не ждал минет, а просто трахал в очередную дырку, нисколько не заботясь о моем удобстве.

Второй тот час воспользовался освободившейся промежностью и завладел моим влагалищем, затолкав свой не длинный, но немало толстый член. С двух сторон они двигались почти единовременно и при этом громко матерились, и покрикивали. Клеймящий по всему, они были довольны.

По их движениям поняла, что скоро наступит вершинный не уходи. Потоки спермы захлестнули пасть, перекрыв респирация. Я закашлялась и чуть не вырвала. Но все же часть проглотила, а часть вылилось изо рта и потекло по подбородку.

Толстый член во тула распирал стенки внутри. Мне хоть и было все это с души воротит, но его объемы заставляли ощущать чувствительные места. Я стала ощущать , как наливаются мои мужские груди, особенно перси, и набухают половые цедильня от нарастающего возбуждения.

Рядом в комнате кричала и пыталась сопротивляться моя влазелиха. Бедная девочка! Ее терзали два подонков. Краем очи я видела, как вотан, завалив ее на спину, крепко держал щупальцы, а другой сначала грубо лапал ее мужские груди с торчащими розовыми сосочками, далее полез к промежности. Резко раздвинул зажатые циркули, попытался ввести сосиски вовнутрь. Но ему не посчастливилось сотворить это сразу. Тоненькая, но прочная пленочка закрывала тама вход. Он попытался еще раз, но втуне. Некрасивая его исказилась в довольную и удивленную гримасу. Не веря, он резко приподнял ее циркули и насильственно раздвинул их, чтобы бросить взор. Его выпученные от удивления очи уткнулись в ее заветное поселок.

- «Ты гляди, точно девственница! Ну, крохотулька, я буду у тебя первый! Я первый буду тебя ебать, понимаешь?!», - он низко наклонился над ней и потрогал упругую перси.

- «Не, ни хрена! Я равно как хочу вставить первым! Давай кинем!», - предложил другой.

- «Ладно. Кто выиграл, тот и перестань выпучивать первым», - уточнил он.

И они кинули на пальцах с трех раз. Выиграл тот, что смотрел.

- «Ну, я же говорил, что буду первым!», - засмеялся он и сразу полез на нее.

Он грудью прижал ее к полу, а руками пытался втолкать член. Она сопротивлялась, дико вопя. Но сделать с двумя здоровыми тварями ей - хрупкой и маленькой было не под силу. Вся в слезах она пыталась сопротивляться, зажимая циркули. Но он был сильней. Грязно матерясь, он вталкивал свой чурбак в извивающуюся пах.

Тут я услышала глухой хриплый покрик через подоткнутый рот. На полу под ее ягодицами значит накатываться большое пятно менструация. Я поняла – эти отбросы, порвав плеву, лишили ее девственности.

Тот шварценеггер, что ерзал на ней с высоты, сильно стиснул нежные грудки. Они мяли и терзали нежную розу, срывая с нее гордыню и нежность.

Мне хотелось подушить этих тварей, но я не могла даже ворохнуться. Хныканье вновь застлали очи, покрывая мутной завесой. Моя дочурочка стала женщиной при таких чудовищных обстоятельствах!

Те два, что занялись моей дочерью, менялись местами, несколько раз. Уставшие, вспотевшие они тяжело дышали. Вонища от их пьяного дыхания витала по всей комнате. Меня тошнило от этой вони! Но я готова была хозяйка все принять, лишь бы они не трогали влазелиха.

Меня обрабатывали с двух сторон, заставляя принимать больше всего удобные для них позы. Я слушалась, боясь разозлить их. Но боялась не за себя – за девочку мою.

Мало помалу, волны приятных ощущений стали возникать в теле, приближая нежеланный удовлетворение. Он кажется упрямая река пробивался через нежелание кончать в руках насильников. Сколько я ни старалась, но устоять от хлынувшего оргазма мне не посчастливилось. Я кончила сильно (видимо от стресса) и не отрываясь. Мое тула общепринято запульсировало сокращением мышц, сдавливая плотным обхватом двигающийся член. Минутой позже я поняла, что он равно как кончил.

Ухая от восторга, он еще несколько раз двинул, хлопая бедрами о мои ягодицы, и остановился.

Вытащил свой член и осмотрел его требовательно.

Я думала, хоть бы его разъело начисто!

Следующая весёлая была хлеще этой. Теперь они оба захотели симультанно всунуть приманка члены в рот. Вначале им это не посчастливилось. Но они проявили малость смекалки и напористости, и у них получилось. Только мне от этого было очень неприютно, чертовски задерживать и терпеть симультанно два хуя во рту! Они затолкали, насколько могли приманка обрубки, каждый старался всунуть поглубже, вытесняя соперника. Суки! Мне сильно захотелось закусить эти два обруб, взять их начисто, совсем! Они тыкались в мое пасть, закрывая эфир. Было трудно хватать эфир. Хныканье вновь выступили из зенки.

После непродолжительных фрикций они закончили, заливая рот обильными потоками спермы. Я задыхалась. Часть пришлось проглотить, а часть вытекла наружу, стекая по подбородку на пол.

А рядом на полу эти сволочи насиловали мою влазелиха. Она сильно стонала и пыталась кричать. Но подоткнутый рот этого не позволял. Теперь она стояла на четвереньках, а два верзил с двух сторон всаживали в маленькую, худенькую девочку приманка члены. Она даже дернуться не могла.

Потом, привязали меня за щупальцы к ножке дивана и оставили наблюдать, как уже четверо занялись ею. Со всех сторон они облепили ее стройную фигурку и грязными лапами трогали ее юные, упругие грудки, пах, ягодицы. Эти сволочи загорелись не на шутку. Члены их уже прямо стояли, как колы. Они посадили ее с высоты на тугой член, наклонили и, смазав попку, вотан ввел тама свой член. Сначала он не лез, но, постепенно, после серии толчков, вошел паче чем, наполовину.

Девичьи крики и драгоценности раздирали мне сердце на части. В этот не уходи я думала лишь о том, как подушить этих ублюдков!

Третий подошел спереду и взял ее за подбородок внизу, насильственно разжал рот и всунул тама свое лущильник. Все трое терзали бедняжку. Их члены двигались в ней одновременно. Четвертый же забавлялся грудями и розовыми, кажется бутончики, сосками. Постепенно ее крики затихли. Она покачивалась в такт движениям с закрытыми глазами, а потом сильно вздрогнула по всем статьям веточка раз, а потом следующий! Я поняла, что она кончила, видимо, ее протист в качестве компенсации за иронизирование, решил оделить ее приятными ощущениями! Пока они продолжали двигаться, ее лицо приняло фразеологизм какого-то мучительного наслаждения. Ее апотеций снова задергалось в конвульсиях оргазма. Когда все кончили почти одновременно, она вся с головы до ног была залита спермой. Их вонючей спермой!

Когда отошли от нее, взялись за меня. Теперь на глазах у истерзанной, заплаканной дочери они занялись мной. Водан, тот, что покрупнее, раздвинув мне ягодицы, без особой подготовки чертовски вбурился в анус. Было так чертовски, что я думала разорвет кольцо. Другой ввел свой претолстый член в рот. Только они стали трахать меня с двух сторон, сочно причмокивая, как внезапно два других сосунков пристроились трахать в уши. Видимо у них был в этом особый кайф.

Анус еще болел, но наперекор моим желаниям, я возбудилась и стала кончать серией мелких, но многочисленных оргазмов. Когда я под натиском приятных пыток расслабилась, боль вполне прошла. Теперь мой канал пульсировал, сильно сдавливая грубый в нем член.

По напряженным, быстрым движениям я поняла, что они вот-вот кончат. И позже за этим в меня и на меня вылились скользкие потоки спермы. Семя, буквально, стекала с моей головы! Глотать я уже не пыталась. Меня тошнило от спермы. Я упала на пол и замерла, переводя респирация. Дочухна все время внимательно следила за по всем статьям происходящим, с тем же выражением странного мучительного наслаждения на покрасневшем лице, и вдруг, снова ее апотеций дернулось в приступе оргазма.

Наши насильники, видно, сильно устали. Тяжело дыша, все потные и липкие, они отвалились на диван и, вывалив растертые органы, расслабившись, отдыхали. Здорово поработали, твари!

Я посмотрела на влазелиха. Она сидела на полу, привалившись задом к дивану, лицо и шея ее были красными. Смотрелки странно блестели, под глазами черные синяки. Все апотеций покрывали потоки засохшей спермы, на промежности смешанные с кровью.

Я и хозяйка выглядела не лучше.

Тут отбросы очухались и сказали, что здорово позабавились. Сейшен удалась! Напоследок, еще не протрезвев, они взяли маркеры и написали на наших задницах, спинах ,и бедрах фразы подобно -Здесь первым был Магнат!, Колян попробовал все дырки! Придем еще! Праздник продолжается!

«Ну да, праздник скотов!» - подумала я.

Нам приказали собрать приманка вещи и наряжаться.

Я растолкала обессиленную влазелиха, приподняла ее. Мы собрали приманка вещи и, шатаясь, выбрались голыми, перемазанными спермой, и изрисованными из ненавистной квартиры. В руках у нас были собраны, как по головке не погладили, все наши вещи. На площадке, озираясь, мы, как сумели, натянули одежду прямо на испохабленные тела, и на шатающихся ногах, как стрела пустились прочь!
Для более удобного обращения с сайтом, рекомендую вам пройти бесплатную регистрацию.
Если вам просто понравился рассказ (удача), оставьте пожалуйста комментарий.
Добавить комментарий